22:11 

kiyomori taira
...барабаны бьют в глубине...
Разговор.

Стемнело. Солнце не мать — сестра, уснула. Пряди волнами, заструились, вспенились, кудри медовые улеглись на подушку пуховую. И не лучика, и не пятнышка не оставила Солнце не мать-сестра, ушла за горизонт яшмовый, за лес малахитовый, только снег алмазный на вершинах гор встревожила — напоминание: «Вернусь ещё...» Я свечу зажёг. принёс водицы тебе, спрашиваю: «Солнышко, сестра моя, не хочешь чего-нибудь?» Ты встаёшь, тяжело, со вздохами. Пряди медовые, твои кудри янтарные, заиграли светом,только бледно. Тускло. Смотришь на меня — глаза серые, ресницы длинные, светлые. Глаза в глаза — разговор. А в глаза ли? А не в сердце ли, а не в душу ли, а не в бога ли, что в душе горяч? Что в сердце теплится, что в глазах остыл.
— Брат мой, Ветер, — говорит она мне. Тихо.
А в глазах её? Что? Тоска? Боль? Нет сил скорбеть, слов — причитать, души — молиться, ног — в храмы босой бежать, рук — узелки плести. Чтобы не забыть. Попрощаться. Так и ночь, до рассвета, сидели мы. Разговор наш неслышный — всё сказано. И прочитано всё, и спето, и выплакано всё, слезами, что горше яда, что слаще ягод.
Только Солнце не мать — сестра, день пройдёт, обернётся опять к горизонту, да лишь снег в горах на прощание встревожит, мол: «Вернусь ещё...»

@темы: Моя проза

URL
   

Такие вопросы...

главная